Советы родителям

Advice to the parents from Russian School

IMG_4651

ВОПРОС: “Здравствуйте! Спасибо за сообщение о полученных результатах за экзамен по AS. Весьма признательна за человеческое отношение к детям (со слов моей дочери), оказанное во время экзамена.

Мы бы хотели зарегистрироваться на сдачу 2-го экзамена. Хотелось бы уточнить детали, что от нас требуется и когда нужно оплатить экзамен. Может быть, можно прямо сейчас? Буду признательна за ответ. М.Салицкая (Mrs M Weitz)

ОТВЕТ: – ДОРОГИЕ РОДИТЕЛИ И СТУДЕНТЫ! НАШИ КУРСЫ КОСУЛЬТЦИИ ПО ПOДГОТВКЕ К ЭКЗАМЕНАМ РАБОТАЮТ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО, А РЕГИСТРАЦИЯ НА САМИ ЭКЗАМЕНЫ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ С ЯНВАРЯ НА ТЕКУЩИЙ ГОД!

Выбираем русскую школу

Сентябрь, как обычно, примчался как поезд, нагруженный целой массой мелких задач и вопросов, неминуемо требующих нашего внимания. Один из таких вопросов: что делать с русским образованием своих детей? Вопрос непростой. Каждый решает его для себя по-своему. Кто-то вздыхает и откладывает этот вопрос «в долгий ящик» под напором других не менее важных забот, например, о хлебе насущном. Кто-то спрашивает совета у знакомых, где найти русскую няню или репетитора. Все больше и больше родителей обращаются в субботние русские школы Лондона. А их образовалось уже немало. И каждая уверенно заявляет о своих достоинствах. Однако, при отсутствии единой школьной программы для детей соотечественников и системы единых критериев оценки русских школ выходного дня, а также структур, хоть как-то инспектирующих работу этих организаций, родителям разобраться очень трудно. Некоторые машут рукой и ведут детей в ближайшее место, называющее себя школой. Сдают детей на пол-субботы и с удовлетворением вычеркивают этот вопрос, как решенный, не особенно беспокоясь о результатах. Кто-то руководствуется ценой, и выбирает, где образование подешевле. Для кого-то важным критерием оценки школы является: водит ли туда своих детей сосед или знакомый. Кто-то неминуемо подчиняется психологическому манипулированию и собственной слабости – принадлежать к элите! Пусть дорого и неоправданно, зато, говорят, престижно.

Как профессиональный педагог, основатель и директор русской школы, работающей стабильно уже 12 лет, постараюсь обобщить некоторые критерии, с моей точки зрения, имеющие значение при оценке школы.

  • Постарайтесь выяснить имеет ли руководство школы педагогическое образование. Если такового не имеется, вероятность того, что работа в школе организована профессионально, невелика
  • Попросите программы школы и отдельных классов. Достаточно ли они насыщены? Каков объем материала, изучаемого за год? Посмотрите планы учителей. Соответствуют ли они программе? Есть ли приемственность программ каждого года обучения? Существуют ли единые задачи, или обучение происходит хаотично? Есть ли в школе методист? Существует ли система отчетности педагогов? Не полагайтесь на слова и убедительный тон руководителя, просите доказательства. Вы имеете на это право в условиях отсутствия соответствующих институтов инспектирования.
  • Попросите доказательства того, что педагоги школы имеют специальное образование. Например, имеет ли учитель, работающий в начальных классах, соответствующее образование «начальных классов». И каков его опыт работы по данной специальности.
  • Узнайте, имеет ли организация, в которой вы оставляете детей, необходимую страховку, по- английски: «liability insurance». Причем, не удовлетворяйтесь объяснением, что страховка английских помещений покрывает работу организации. Это не соответствует действительности.
  • Поинтересуйтесь, прошли ли педагоги школы полицейскую проверку, как положено по закону. Есть ли у школы в документах «политика безопасности детей»?
  • Проанализируйте, какие приоритеты ставит школа. Например, если школа по форме является коммерческим предприятием, то главная ее задача, что бы вам не говорили – это создавать капитал. Не сомневайтесь, что в такой школе именно получение прибыли – приоритетное направление. А это значит, что в организации процесса образования в чем-то, когда-то будут сделаны компромиссы.
  • И, наконец, как долго работает школа, и имеются ли у школы признанные награды или какие-то документальные подтверждения успехов. На чем базируется репутация школы? На газетной рекламе? На словах соседа или знакомого, фейсбучного “друга”? Не забывайте, что газетные полосы и авторов красивых статей можно просто купить за деньги, а ваш знакомый тоже может быть не очень хорошо информирован.

Пусть не обижаются на меня те руководители школ, которые узнают в этой статье некоторые недостатки своих организаций. Недостатки можно при желании устранить. Руководство школой – это труд очень ответственный и нелегкий. Мы отвечаем за качество предоставляемого образования. А те, кто думают быстро заработать деньги на обучении детей, пусть «подумают дважды».

Ольга Петровна Брамли
Директор Лондонской школы русского языка и литературы
Председатель Международной Ассоциации
русских культурно-образовательных объединений «Евролог» www.russian-school.co.uk
тел. 02084586077

О КОЛЛЕКТИВНОМ ОБУЧЕНИИ РУССКОМУ ЯЗЫКУ
И ПРАЗДНИКАХ РУССКОЙ РЕЧИ И РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ЗА РУБЕЖАМИ РОССИИ

Пока малыш (до трех-четырех лет) общается в основном с родителями, он легко усваивает язык мамы и папы и разговаривает с каждым из родителей на его языке. Оба языка представляются ребенку равноправными в этом мире. Но приходит время, и ребенок попадает в среду сверстников, их родителей и педагогов (в детском саду или в школе). И здесь внезапно малыш обнаруживает, что весь мир говорит не на том языке, которым пользуются его родители (или кто-то из них, например – мама). И тогда ребенок начинает стыдиться „маминого языка” и нередко просит: «Мама, говори, как все!».

Вот почему для освоения речи и письма психологически исключительно важно, чтобы ребенок изучал язык в группе, где взрослые и дети общаются на этом языке. Эффективность коллективных языковых занятий в школе на порядок выше, чем индивидуальных.

При этом необходимо соблюдать важнейшее условие языкового развития: язык должен стать для ученика не только учебным предметом, но и средством, с помощью которого ребенок может получать радость, добиваться общественного признания, решать важные задачи. Вот тут и приходит на помощь праздник.

С 1991 года занимаясь проблемой детского двуязычия и бывая в русских воскресных школах США, Израиля, Швейцарии, Германии, я обнаружил «историческую закономерность»: во всех этих школах педагоги (а за ними – и родители) рано или поздно открывают, что праздник – это необходимая часть учебного процесса. В самом деле, подготовка к утреннику для родителей, подбор материала, репетиции, прием гостей, выступление в концерте, игры и соревнования, – всё это увлекает ребенка и придает в его глазах особый смысл учебному процессу. Подготовка к утреннику и участие в нем повышают статус языка в глазах детей (а значит – и самооценку ребенка, который этим языком владеет). Готовясь к празднику, ученики используют все знания и навыки, включая страноведческие, которые приобрели на будничных уроках. Более того, благодаря эмоциональному подъему, который сопутствует репетициям и выступлениям, участию в играх и конкурсах, у детей закрепляются в памяти и автоматизируются речевые умения, возрастает желание осваивать язык и культуру.

Но праздника нет без будней. Праздник в школе подводит промежуточный итог напряженных учебных рабочих дней, опирается на каждодневный труд детей и взрослых (учителей и родителей, сотрудничество которых абсолютно необходимо для успешного и радостного развития ребенка).

Когда учителя Лондонской школы русского языка и литературы включают праздники в свой педагогический арсенал, они осознают, что подготовка и проведение праздника потребуют от них высокой культуры и профессионализма, огромной дополнительной затраты труда и времени. Мне было приятно видеть, что педагогической команде Лондонской школы русского языка и литературы удается и эта стимулирующая часть образовательного процесса, что взрослые (родители, журналисты, педагоги посольской школы и Полномочный Посол Российской Федерации в Великобритании) ценят это.
Давайте вместе пожелаем новых успехов учителям, которые делают все, чтобы Россия осталась понятной и близкой вашим детям, чтобы ваши сыновья и дочери с малых лет становились носителями двух культур – английской и русской, чтобы вы и ваши родные могли разговаривать с детьми на общем для нас русском языке.

С уважением,
Вадим Левин,
чл.-корр. Академии педагогических
и социальных наук,
детский писатель.

УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ РУССКОЙ РЕЧИ У РЕБЕНКА,
ЖИВУЩЕГО В ИНОЯЗЫЧНОЙ СРЕДЕ

Тезисы для родителей, чьи дети занимаются в
Лондонской школе русского языка и литературы

  • Тезис первый, который не нуждается в доказательствах: необходимо желание родителей.
    Для того, чтобы ребенок, живущий за рубежами России, овладел не только тем языком, на котором говорят в этой стране, но и русской речью, необходимо прежде всего желание родителей.
  • Тезис второй, менее очевидный: одного родительского желания мало.
    Недостаточно даже готовности родителей пойти на материальные затраты (например, нанять ребенку домашнего учителя русского языка и литературы или водить малыша в русскую школу).
    Мой опыт убеждает меня в том, что главный фактор, который обеспечивает успешное освоение ребенком русского языка в иноязычной среде, – это осознанное, ответственное, неформальное участие родителей в процессе приобщения ребенка к русской речи, осознанное и целенаправленное сотрудничество с педагогом.
  • В то же время – Тезис третий: действия родителей, живущих в среде неродного для них языка, нередко оказываются ошибочными и ставят малыша в условия, которые тормозят умственное и психическое формирование ребенка.
    Происходит это в таких, например, случаях. Случай первый. Родители разговаривают с ребенком (и между собой при нем) на чужом, плохо освоенном, а потому – примитивном языке. Таким образом взрослые надеются помочь ребенку быстрее стать похожим на коренного жителя новой для них страны. Вместо этого они мешают малышу или подростку полноценно освоить речь. У ребенка формируется такой же примитивный язык, как у родителей. А на примитивном языке мыслить можно только примитивно.

Случай второй. Каждый из родителей разговаривает с ребенком то на одном языке, то на другом (а то – вплетая в родную речь слова и корни слов нового языка). Языки не отделены друг от друга (не привязаны к обрaзу одного из родителей). Трудно придумать, что может хуже сказаться на речевом и интеллектуальном развитии ребенка, особенно если он совсем мал и еще только учится говорить.

Случай третий. В период, когда малыш учится говорить, родители не занимаются им, потому что очень заняты или не понимают, что их помощь необходима ребенку. Это неизбежно (и, к сожалению, – обычно уже непоправимо!) сказывается на маленьком, причем не только на формировании его речи, но и на развитии мышления, чувств, нравственности, а нередко – и здоровья.

Почему это происходит? – Ответ на этот вопрос попытаюсь дать в последующих тезисах. А здесь подведу небольшой итог:

Если родители, оплачивая обучение, не вкладывают времени и усилий в развитие русской речи своего ребенка, то это не просто затрудняет работу педагога, не только замедляет освоение малышом русской речи, не только зачастую тормозит речевое и умственное развитие, но обычно приводит к тому, что в подростковом или юношеском возрасте молодой человек утрачиват сначала интерес к освоению русского языка, а потом и сам русский язык. Для того, чтобы в сотрудничестве с педагогом приобщать своего малыша к русскому языку (и делать это не во вред здоровью и развитию подрастающего человека), родители должны хотя бы в общих чертах представлять себе – что происходит с ребенком, осваивающим один язык или одновременно два и более.

Тезис четвертый: от того, как ребенок осваивает язык (языки), зависит умственное и духовное развитие малышаОсвоение – это главное, что происходит с ребенком (да и со взрослым!), когда он развивается. Развиваясь, человек осваивает (о-свивает – делает своим) язык, знания, умения, навыки, традиции, предания, искусство и ремесла, способы действий с инструментами, одеждой, машинами, веществами, природой, жилищем и т.д. Иначе говоря, человек осваивает, наследует все то, что до него накопили и выработали поколения людей. Каждый из нас наследует, осваивает опыт предков и современников. И без этого развитие человека невозможно.

Собственный (индивидуальный) опыт, который человек способен накопить даже за долгую жизнь, несравнимо меньше того опыта, который каждый из нас получает по наследству от родителей и других предков. Особенно важен этот наследуемый опыт для младенца, у которого своего опыта еще нет. Без освоения опыта предков малыш не может начать по-человечески есть (пользуясь ложкой, чашкой…), ходить, одеваться, не сможет поступать, думать, чувствовать по-человечески.

Ясно, что ребенок вступает во владние своим законным наследством – опытом предков – с нашей помощью: когда мы его учим. Иногда мы делаем это целенаправленно и осознанно, но чаще – непреднамеренно и незаметно для себя: наши действия ребенок воспринимает как пример для подражания, как учебное задание.

Опыт предков содержится в наших поступках и привычках, в нашем поведении, манерах и традициях, в сказках и колыбельных, которые мы слушали в детстве. Он несомненно содержится там, хотя это не всегда очевидно. И совсем скрытно, а порой – подобно чуду! – опыт предков (их отношение к миру, их ценности) передает детям язык.

  • Нам, родителям и педагогам, очень важно помнить, что язык – это не только средство общения. Обучаясь говорить, овладевая языком как инструментом общения, мы одновременно невольно и незаметно осваиваем картину мира, которая запечатлена в языке, мы открываем и узнаем мир таким, каким он виделся нашим предкам. Конечно, мы можем так и не осознать, что, говоря «спасибо», мы желаем – «спаси тебя Бог», что тот, кто благодарит, дарит благо, что «целовать» и «исцелять» – это «делать целым». Но в глубине души у носителя русского языка живут эти связи и делают наш мир стройным, упорядоченным, соответствующим картинке мира в той или иной культуре.

Вадим Левин

Автор стихов и сказок для детей и взрослых,
член Союзов писателей бывшего СССР, Украины и Москвы.
ЕГО СТИХИ СТАЛИ ПЕСНЯМИ Сергея НИКИТИНА, Виктора БЕРКОВСКОГО, Юрия ЛОРЕСА, Владимира ЩУКИНА, Владимира БЫСТРЯКОВА, Григория ГЛАДКОВА, Александра КОПОСОВА, Игоря ЕГИКОВА, Марины МЕЛАМЕД и других: „Куда уехал цирк”, „Глупая лошадь”, „Джонатан Билл”, „Мария-Анна” и т.д., а также песнями к фильмам и мультфильмам: „Алиса в Стране Чудес”, „Алиса в Зазеркалье”, „Фантазии Веснухина” и др.
Педагог, автор оригинальной методики обучения чтению на русском языке в условиях иноязычной среды, автор педагогических книг и учебников: „Букварь”, „Когда маленький школьник становится большим читателем”, „Воспитание творчества”, „Веселая академия «Складно да Ладно»”, „Уроки для родителей”, член-корреспондент Российской Академии педагогических и социальных наук, кандидат психологических наук, в соответствии с лицензией ФРГ – доктор психологических наук.
В течение 13 лет был ведущим и автором Весёлых уроков поэзии и сказки в Каминном зале ЦДРИ СССР, а также одним из телевизионных ведущих передач «Будильник» и «С утра пораньше» ЦТ.

____________________________________________________________________________________

Некоторые детали последних исследований в области нейродидактики, рекомендованные к использованию в педагогической практике

  • Стресс блокирует мыслительную деятельность человека, частично или полностью и разрушает нейроны в конечном итоге. Стрессовые ситуации выделяют гормоны, которые сдерживают мыслительные функции. В случаях хронических стрессовых ситуаций сокращается объем нейронных тканей в мозгу. Перед использованием мозга для интеллектуальной деятельности, освободитесь от гормонов стресса. Занятия музыкой, спортом также как и употребление черного шоколада, помогают произвести допамины, разблокирующие мыслительные процессы головного мозга.
  • Говорить и думать о плохих вещах нежелательно, т.к. это вызывает стресс, а следовательно в итоге приводит к затормаживанию мыслительной деятельности. Если говорить и думать о позитивном и приятном –стимулируется мыслительная деятельность. Обязательное условие эффективности любой учебной программы: создание позитивной, эмоциональной атмосферы занятий.
Если вы оказываете давление на учеников, говоря им, что их достижения недостаточны, это не будет успешным, поскольку они будут нейрохимически блокированы. Если вы снова и снова повторяете ученикам при первой возможности, что у них настоящий талант к предмету, который вы преподаете, вы будете вызывать выделение нейронных передатчиков; и даже те, кто испытывал трудности, начнут успевать (См. Нейронный рост и атрофия: эффект прайминга»)
Чтение проповедей детям об успехе усилий вашего собственного детства встретит только сопротивление, потому что условия и

проблемы, с которыми они сталкиваются, не одни и те же.Создайте семейное расписание и веселитесь, выискивая вместе в Гугл красивые и смешные иллюстрации, предлагающие игры на открытом воздухе и общую работу по дому. Прежде всего, уделите время побыть любознательными, удивленными и восхищенными всем тем, что ваш ребенок способен рассказать вам о своих школьных занятиях, тогда гиппокамп вашего ребенка может решить сохранить все это! А если вы будете пробовать новые методы поддержки вашего ребенка, ваш собственный гиппокамп также может подключиться. Более того, если в это время вы продемонстрируете свою лучшую улыбку, выделение нейронных передатчиков, например допамина, поддержит общий успех. (См. «Нейронный рост и атрофия: эффект прайминга»)

  • Угрозы задерживают интеллектуальные процессы, так как вызывают стресс. То же самое происходит в случае неправильных способов стимулирования. Только позитивная последовательная поддержка выполняемой работы, постоянное поощрение является правильным видом награды, который поддерживает интеллектуальные процессы.
  • Эффект прайминга. Прайминг – особое воздействие при помощи апеляции к примитивным инстинктам человека с целью вызова эмоционального состояния (например, воздействие с помощью физического тепла или «Активация специфических ассоциаций в памяти» словарь по психологии. В педагогической практике эффект прайминга можно применять, чтобы вызвать готовность учащихся к наилучшему восприятию и последующему запоминанию нового материала.

Наше эмоциональное состояние не только разрушает нейроны, но, к счастью, может также привести к их росту, а нейронные связи могут быть быстро и значительно улучшены легко применимыми средствами. Применение негативных или позитивных стимулов называется «прайминг». Постоянный позитивный прайминг ведет к росту новых нейронов, а негативный имеет обратный эффект.

Три примера говорят сами за себя (Барг 1996):

1. Студентов разделили на 2 группы и перед тестом попросили поставить слова в предложениях в правильном порядке. Предложения одной группы состояли из таких слов, как усталый, плохой, недружелюбный, уродливый и т.д., а у другой группы включали в себя такие слова, как хороший, счастливый, легкий, красивый и т.д. Вторая группа не только получила намного лучшие оценки во время следующего теста (!), но и шла легко и быстро в явно хорошем физическом состоянии, чтобы отнести свои работы на другой этаж, в то время, как участники первой группы еле-еле плелись с опущенными головами.

2. Доктора, которым давали такие маленькие подарки, как конфеты, открытки и т.д. в течение нескольких дней по приходу на работу, ставили диагнозы намного лучше по сравнению с докторами контрольной группы, которая ничего не получала (см. также «рыбная философия»).

3. Ученики, которых попросили написать несколько предложений о том, какой была бы их жизнь, если бы они были профессорами университета, получили намного лучшие оценки в следующем тесте по сравнению с другой группой, которую попросили написать об их жизни в качестве хулиганов.

«Эффект мексиканской шляпы» (см. «Функция окружения центра») может объяснить этот феномен. Как только вы активируете нейрон, он автоматически активирует нейроны вокруг него, одновременно подавляя все остальные участки путем выделения блокирующих веществ. Нейроны — это «жесткий диск», на котором хранится вся запомненная информация в контекстуальных картах. Когда активируются нейроны вокруг термина «хулиган», нейронные зоны, содержащие более интеллектуальные темы, «выключаются» блокирующими веществами и не могут быть эффективно использованы во время немедленно следующего теста на умственные способности.

Это также объясняет известный факт: постоянные жалобы на чьи-то определенные привычки делает нас самих предрасположенными к выработке этого нежелательного поведения. Наша постоянная борьба с ними ведет к росту и консолидации соответствующих нейронных карт в нашем мозге. Одновременно мы блокируем другие участки нашего мозга, которые могут содержать более желательное поведение. Вкратце, постоянные жалобы создают больше и больше причин для жалоб. Лучше использовать этот эффект наоборот и сконцентрироваться на сильных сторонах наших ближних, вызывая позитивные изменения вместо описанного порочного круга.

Если вы критикуете ваших ближних, вы консолидируете участки их нейронов, отвечающих за  критикуемое поведение, одновременно практикуя осуждаемое вами поведение в своем собственном мозге.

Если вы озвучиваете неудачи и слабости ученика, выражая подозрение, угрозы и запреты, его «жесткий диск» выйдет из строя, как только вы выйдете за дверь.Если вы придумаете комплименты: «о, тебе так идет это платье!», «Какая замечательная прическа!», «Как я рад тебя видеть!», «Я знал, что ты правильно ответишь!», «У тебя получится, я уверен!», «Твоя настойчивость просто замечательна!» и т.д., химические реакции в мозге ученика «взлетят», просто думая о вас во время выполнения домашнего задания.

Простая улыбка усиливает связи в коре головного мозга. Совет от Веры Ф. Бёркенбиль: «Если никто вам не улыбается, поднимите уголки ваших губ на 3 минуты. Это приведет к выделению допамина среди других гормонов и вы уже почувствуетесебя лучше (стоит попробовать!)Создайте коллективный «банк допамина»: дайте каждому человеку в группе (ученикам класса, коллегам отдела, членам своей семьи…) листок бумаги с именами всех членов группы и попросите его/ее написать самые сильные стороны всех участников напротив их имен. После этого можете дать каждому список их сильных сторон по мнению других, или вывесить имена со списком в подходящем месте.

  • Нет познания без эмоции –это лак, сохраняющий в памяти информацию.                                                                                                Мозг повторяет во сне в точности то, что делалось перед сном. Требуемые связи в мозгу продолжают развиваться во время сна. Телевизор перед сном «очистит» все, что вы узнали до этого. Не следует играть в жестокие компьютерные игры перед сном. Следует повторить самое важное, что вы хотите прочно запомнить.                                                                                Дневное расписание и «ночная смена» наших нейронов

«Хорошие родители» обычно просили своих детей делать домашние задания сразу после прихода из школы. Но на самом деле было бы лучше сначала «очистить» их от нейронных блокаторов, которые неизбежно выделяются после напряженного и шумного дня в школе. Это возможно через стимулирование выделения допамина с помощью успокаивающих и приятных занятий танцами, спортом, музыкой, или, при недостатке энергии, шоколада и смешного, красивого фильма совместно с выражением симпатии и интереса. После подготовки мозга таким праймингом домашнее задание будет выполнено быстрее и лучше; в то время, как стресс от жестоких компьютерных игр, сводящий судорогой мышцы большого пальца, конечно приводит к обратному эффекту.

Просмотр фильма в конце дня опять же может произвести нежелательный эффект. Ночью, во время сна, мозг постоянно повторяет точные модели нейронной деятельности, которая произошла в последние часы перед сном (Спитцер СД 2009). Таким образом, соответствующие синапсы на концах отростков аксона растут. Это означает что то, что мы делали или учили перед сном, будет освоено уже лучше при пробуждении.* Но когда просмотр фильма — наше последнее занятие дня, не только «ночная смена» нейронов сконцентрируется на фильме, но и то, что было выучено до этого (т.е. домашнее задание) скорее всего сотрется, так как гиппокамп сохраняет только наиболее стимулирующее для нейронов: конечно же, фильм.

 

* То же самое, в меньшей степени, относится к перерывам в течение дня. Таким образом, краткое повторение в конце урока дает результат во время следующего перерыва (если это настоящий перерыв! и эмоционально более стимулирующий, чем урок).

 

 

Если настаивать на домашнем задании сразу после напряженного школьного дня, ребенок только потеряет время и интерес. Если вы сначала «очистите» мозг путем выработки нейронных передатчиков, домашнее задание будет выполнено легче. (Съешьте плитку шоколада, включите музыку на полную громкость и танцуйте как сумасшедшие, как только придете из школы домой: так ежедневно поступала моя подруга, которая в конце концов поступила в университеты разных стран, в то время, как ее 7 братьев и сестер стали рабочими на фабрике).
Если вы посмотрите фильм после домашнего задания перед сном, вы удалите все, что раньше выучили. Если вы включите какую-нибудь тихую музыку и подытожите перед сном все, что выучили после обеда, вы проснетесь с закрепленными знаниями.
  • Выговор за ошибку, сохраняет ошибку в памяти. Подчеркивание ошибок не помогает их исправить. Необходимо создать новый информационный блок. Например переписать или произнести несколько раз правильно, желательно вызывая при этом эмоции.
Те, кто подвергается атаке или находится под давлением, не будут хорошими партнерами в переговорах; они склонны к ухудшению ситуации для них самих и к укреплению этих позиций. Попросите надежного человека провести переговоры за вас, а сами просто послушайте. Вы можете обнаружить, что «лучше меньше, да лучше», и что «тяжелая артиллерия», которую вы хотели использовать, в конечном итоге не нужна, так как очеь скоро появится примирительное решение.

 

Угроза, обещание или поощрение?

Противоположный эффект различных видов вознаграждения

Угрозы приводят к выработке нейронных блокаторов (глюкокортикоидов) лимбической системой и подавляют нейронные функции, необходимые для размышления (см. «Паника разрушает нейроны»). Очевидно, что это совершенно не подходит для стимулирования интеллектуальных усилий. Угроза может добиться успеха там, где нужны физические или рутинные действия (например, примененная в условиях рабства).

Обещание награды для поощрения образовательных усилий ребенка – один из наиболее часто используемых методов. Однако на неврологическом уровне он производит эффект, обратный ожидаемому. В качестве примера исследуем нейронный аспект, когда горячо желаемая видео игра обещается в качестве награды за хорошие оценки по математике. Здесь математика представляет собой препятствие на пути к той игре. Поэтому вместо поддержания моего интереса к математике, получение желаемого предмета имеет противоположный эффект: я делаю математику с единственной целью — избавиться от этого препятствия как можно быстрее. В результате отношение к математике становится враждебным и создает связь между миндалинами лимбической системы и нейронами, отвечающими за математику.

Это означает, что выполнение математики будет связано с автоматическим выделением нейронных блокаторов, а плохие отношения с нелюбимыми предметами устанавливаются на долговременной основе. Обещание награды не вызвало внутреннего удовольствия от выполнения математики. Стимулирование гормонов вознаграждения (нейронных передатчиков) было связано с игрой, а не с математикой.

Обязательное поощрение, в то же время, имеет поддерживающий эффект: выражение признания и восхищения каждым маленьким достижением связывает нейроны, отвечающие за математику, с центром подкрепления. Это улучшает связи внутри коры головного мозга путем выделения нейронных передатчиков, что вызывает хорошие чувства при упоминании математики. Вот почему нужно поздравлять ученика с каждым крошечным достижением — это побудит его или ее сделать следующий шаг. От одного достижения к другому, внутренняя мотивация успешно усиливает выделение нейронных передатчиков и мотивацию к учению, даже у учеников с трудностями.

В заключение можно отметить, что, в отличие от вознаграждения в будущем, поощрение во время работы связывает нейронные передатчики с нейронами, соответствующими выполняемой работе. Следовательно, например, маленькие шоколадки и/или тихое музыкальное сопровождение вызывают выделение допамина и усиливают связи внутри коры головного мозга, а также удовольствие от выполнения работы. Это выработка классического условного рефлекса Павлова, согласно которому сама работа становится побудителем выделения допамина спустя некоторое время.

Более того, положительные сигналы или дружеский жест до начала работы, даже не связанные с ней, на самом деле также имеют значительныое позитивное влияние (См. «Нейронный рост и атрофия: эффект прайминга»).

Подкуп ребенка обещанием будущих наград способствует его ненависти к работе, которую он сначала должен выполнить. Если вы успокоите ребенка во время выполнения требуемой работы, с ней сформируется положительная связь. Для этого подойдут такие стимулы, как маленькие комплименты за каждое крошечное достижение, шоколад или тихая музыка. Вы также можете

расслабить ребенка, положив успокаивающую руку на его или ее плечо или сделав короткий успокаивающий массаж плеч.

Переписывайтесь по интернету вместо того, чтобы защищать себя по телефону

 

Кто-то по телефону выводит вас из себя (грубый клиент, ненадежный поставщик, ученики вашего ученика, обвиняющие вас в его образовательных неудачах, ваша теща…). Совершенно никакой перспективы взаимного согласия.

Спор накаляется. Наконец, вы совершенно сбиты с толку и опаздываете на следующую встречу.  День начинает выходить из-под контроля.Решите не давать никаких ответов во время этого телефонного звонка. Это удержит уровень ваших глюкокортикоидов в пределах нормы и сохранит ваше спокойствие во время разбора этой жалобы. Затем просто поблагодарите его за информацию, продемонстрируйте полное понимание и извинитесь за то, что у вас прямо сейчас другая встреча — но пообещайте человеку вскоре ответить ему по электронной почте.

Теперь у вас есть время, чтобы объективно все рассмотреть, обсудить с кем-то или попросить совета. Как только ваша нейрохимия сбалансируется, вы сможете выбрать правильные слова и даже перепроверить их перед отправкой электронного письма на следующий день.

Ваша удивительно почтительная и невозмутимая вежливость успокоит и волны глюкокортикоидов вашего оппонента. Таким образом, ваша письменная попытка может быть встречена с большим самообладанием также и с другой стороны.

Но ничто так не консолидирует личность, как игра на сцене. Это позволяет вам столкнуться с  разными ситуациями, получить опыт, потренировать определенное поведение и т.д. Потом, когда мы сталкиваемся с подобными ситуациями в жизни, мы уже имели с ними  дело, решения готовы и мы можем оставаться спокойными. Нейронный эффект этого в том, что неокортекс не заполняется сверхдозами глюкокортикоидов, которые его выключают и оставляют только нерациональные рефлексы. Мы остаемся связаны с думающей частью нашего мозга, которая обеспечивает карты для хорошо продуманных и направленных действий. Поэтому педагог Хартмут фон Гентиг утверждает: «Все, что нам необходимо в образовании — это естественные науки и драма! Естественные науки знакомят нас с данными фактами. Драма учит нас справляться с жизнью». Хелене-Ланге-Шуле в Хайдельберге проводит  пилотный проект под названием «Игра на сцене улучшает вашу математику» («Театр-Шпилен махт гут ин Математик» Евен 2006)

Ролевая игра: сначала сделайте тестовый прогон трудных ситуаций

 

Вы можете оставить детей напротив телевизора, чтобы самим отдохнуть. Нейроны детей «приклеиваются» к экрану в особенности программами с преобладанием жестокости.

Но простой просмотр насилия на экране развивает нейронные карты для жестоких действий в моторных зонах мозга: «бомба замедленного действия», ждущая детонации, эффект которой показан на примере теряющих самообладание людей.

(См. главу «Классический условный рефлекс Павлова: «удовольствие от  жестокости» через программы СМИ»)Фильмы, показывающие творческие решения без насилия, создают нейронные карты для подобного поведения. Постановка таких ситуаций в маленьких театральных пьесах усиливает этот эффект. Однако наиболее эффективно то, что мы придумываем сами. Поэтому мы предлагаем новую и захватывающую игру: разделите игроков на несколько групп (т.е. родители/ученики/преподаватели или клиенты/продавцы/менеджер или папа/мама/ребенок и т.д.). Положите для каждой группы несколько карточек верхней стороной вниз с описанием трудных ситуаций. Каждая группа берет одну или несколько карточек и находит подходящие решения. Решения представляются всем и могут быть оценены членами других групп.

Поскольку критическая ситуация в тот момент находится только на бумаге, выброса нейронных блокаторов, который бы она спровоцировала в реальной жизни, не происходит. Таким образом, становится возможным полностью использовать свой мозг и разработать идеальные решения. Это способствует самоуважению и душевному спокойствию. Как только подобная ситуация происходит в реальной жизни, решение уже хранится и может быть вызвано в памяти.  Можно усилить этот эффект, если не только читать, но  импровизировать и разыгрывать ситуации. Это сохраняет решения также и в ваших моторных зонах, где они будут более доступны в момент стресса.

Однако, если однажды мы оказываемся без помощи в совершенно неожиданной ужасной ситуации, которая открывает все шлюзы гормонов стресса и наши нейроны буквально «сжигаются» этими дозами, тогда единственная вещь, которая нам может помочь, это движение!

Сначала нам нужно «очистить» наши кровеносные сосуды от кортикоидов (гормонов стресса). Самый эффективный способ для этого – «смыть» их эндорфинами, так называемыми «гормонами счастья». Мы способны производить эндорфины путем выполнения активных физических движений. Также верно, что они вырабатываются при познании успеха или приобретении новых способностей. Но продолжительные стрессовые ситуации препятствуют доступу к неокортексу: части мозга, где происходит учение, познание успеха, общее представление и понимание (см. главу «Стрее разрушает нейроны»). В таких ситуациях спасение может прийти только через движение тела. Как только оно вырабатывает эндорфины, запас допамина в синаптических связях также увеличивается и даже разрушенные нейроны растут снова (!) благодаря эндорфинам. Вкратце: «обход» путем движения тела также восстанавливает наш баланс.

Азиатские боевые искусства также основаны на этом нейро-химическим процессе, когда умственная дисциплина укрепляется до медитации на основе дисциплины тела.

–        Мышечная активность вырабатывает эндорфины, поддерживающие нейроны.

–        Познание успеха через контролируемое физическое движение делает то же самое.

–        Более того, чувство защищенности или неприступности в критических ситуациях снижает выброс гормонов стресса, которые подавляют нейроны.

Таким образом, боевые искусства поддерживают биохимическое состояние, которое даже в критических ситуациях позволяет человеку контролировать свое умственное состояние и избегать моментов безумия.

Стоит отметить, что во всех пока известных случаях  люди, терявшие самоконтроль в школах, принимали Риталин, что означает, что их двигательные способности были заторможены лекарствами. В таких случаях подача эндорфина, поддерживающего сознание через движение, затруднена, в то же время жизненный опыт так называемого «больного» человека, неспособного и неуверенного, способствует выбросу гормонов стресса, которые блокируют сознание. Вкратце: условия для потери контроля создаются искуственно. Это является причиной того, что принимающие Риталин пациенты больше не принимаются в армию в Соединенных Штатах.

Исследование Университета Ульма под названием «бег делает вас сообразительнее» ясно доказывает рост когнитивных (интеллектуальных) достижений в результате движения. (Рейнхард 2008)

 

Невыносимая ситуация. «Кислота» льется на наш мозг, ноги превращаются в ватные и болезненное, жгущее ощущение ползет вверх по телу. Мы теряем контроль над собой и чувствуем, что хотим или наброситься на всех или уползти и изчезнуть в углу или под своим одеялом и т.д.

… и мы бессильно наблюдаем, как все становится только хуже.Как только мы почувствуем, что больше не контролируем ситуацию и можем сделать или сказать что-то, о чем потом пожалеем, мы немедленно поворачиваемся, извиняемся и уходим.  Затем мы включаем музыку (если возможно) и немедленно начинаем бежать.  Мы направляемся в ближайший парк и, в зависимости от нашей физической формы, гуляем или бегаем трусцой как минимум 40 минут — чем дольше, тем лучше — пока наша «химия» не придет в норму. После этого мы сначала позволяем себе хорошенько поесть и в то же время начинаем думать, у кого попросить совета.

  • Хранение информации в центральном или боковых отделах мозга? – первое предъявление информации является решающим. Приятный опыт сохраняется в лобовой части совместно с «трансмиттерами», однако негативный опыт хранится в висках в сопровождении гормонов стресса, сдерживающих нейронную активность. Характер первой встречи и первого предъявления решает будущую судьбу информации! (материала и т.п.) Что делать, если первое предъявление не было успешным? Как его «переписать»? Необходимо создать новый информационный блок.
  • Эффект мексиканской шляпы. Начало объяснения от общего к частному – обеспечивает хранение деталей в единой системе и в близости друг к другу, что способствует быстрому вызову в мозгу нужных деталей.
Если вы начнете с деталей контекста, будет трудно или даже невозможно суммировать их для получения окончательной общей картины. Если начать с общего перед тем, как перейти к деталям, запрограммируется автоматическая активация этих деталей в рамках контекста.
  • Педагогам важно знать, что мозгу мальчика в процессе его формирования в большей степени необходимо, чтобы тело двигалось, чем мозгу девочки. У мальчиков примерно на 25-30% больше мышечной массы, за координацию которой отвечает определенная часть нейронов в мозгу. Чтобы правильно развить эту часть головного мозга, мальчику важно движение всякого рода. Позднее в жизни мыслительная деятельность взрослого мужчины опирается в том числе и на ту часть головного мозга, которая развивалась с помощью движения в детстве.
Если вы попытаетесь стимулировать честолюбие мальчика, сравнивая его образовательные достижения с успехами девочки, вы не добъетесь успеха и это не обязательно улучшит отношения между полами! Положительная оценка взаимно дополняющих способностей может поддержать лучшее понимание предмета и, таким образом, улучшить достижения обоих полов: например, мальчики могли бы изготавливать и конструировать предметы, в то время как девочки писали бы о предметах и отвечали за иллюстрации и документацию (см. также «Нет познания без эмоции»).
Если вы заставляете мальчиков сидеть на стульях и заниматься книгами, это снижает развитие

их будущего потенциала.Если вы совершенствуете сенсорные и двигательные способности детей ручной, музыкальной, художественной, спортивной деятельностью и искусством, а также преподаванием других предметов с практическим подходом, мозг будет готов учиться, особенно у мальчиков.

(Материал обобщен Марией Лоренц (Германия) в рамках проекта «Нейродидактические ответы на увеличивающиеся социальные вызовы» при поддержке Европейской Комиссии в переводе и редакции Ольги Брамли, Елены Гордеевой (Лондонская школа русского языка и литературы, Великобритания)